Пассивно-агрессивная реакция России на SpaceX может скрывать горькую правду

Опубликовано Опубликовано в рубрике Uncategorized

Одним из важных вопросов, связанных с первым запуском космического корабля SpaceX Crew Dragon, было то, как отреагируют русские. Они имеют значительное влияние в международном партнерстве по космической станции, контролируя доступ к орбитальной лаборатории с момента списания в 2011 году космического челнока НАСА. До сих пор ответ России заключался в наведении тени на плетень то здесь, то там, но она старалась делать это не слишком явно.

В воскресенье, когда космический корабль SpaceX Dragon состыковался с Международной космической станцией, российская космическая корпорация изолировала космонавта Олега Кононенко в российском сегменте станции. Это было, по словам Роскосмоса, для того, чтобы Кононенко мог принять экстренные меры в случае, если Dragon станет неуправляемым и врежется в космическую станцию.

После успешной стыковки Роскосмос в Твиттере на русском языке поздравил НАСА, но подчеркнул, что «безопасность полетов должна быть выше всяких похвал. Через час он опубликовал редкий твит на английском языке, отправив «свои искренние поздравления коллегам из НАСА», но без акцента на безопасность транспортных средств. Ни один твит не упоминал SpaceX. (Позже Роскосмос заявил, что НАСА заказало корабль и, следовательно, заслужило поздравления.)

В понедельник российская космическая корпорация снова опубликовала в твиттере фотографии Кононенко, Анны Макклейн из НАСА и канадца Дэвида Сен-Жака в защитных масках перед входом в Dragon. (Это была мера предосторожности при посещении нового корабля. Роскосмос хотел, чтобы читатели знали, что миссия вошла в историю по-другой причине. «Впервые в истории станции экипаж работал в противогазах ИПК российского производства», — говорится в сообщении.

Наконец, во вторник российские источники сообщили Sputnik и другим СМИ о необычном запахе на станции и о том, что «высокая концентрация» изопропилового спирта наблюдалась в воздухе на борту Международной космической станции после прибытия Dragon. На самом деле концентрации были довольно низкими и исчезли после того, как астронавты на станции использовали обычные процедуры для циркуляции воздуха.

Realpolitik
Так что же происходит с этой пассивно-агрессивной реакцией? Один человек, который, вероятно, знает, — Вадим Лукашевич, российский космический эксперт. Он был уволен из аэрокосмического аналитического центра в Сколково в 2015 году после написания статей, направленных против преобразования Роскосмоса из государственного учреждения в Государственную корпорацию. В понедельник он дал интервью российской телекомпании «Москва 24», которое было опубликовано на YouTube и переведено для Ars Робинсоном Митчеллом.

Во время интервью Лукашевич говорит, что у россиян есть веские причины чувствовать угрозу. (В приведенной ниже цитате он ссылается на руководителя Роскосмоса Дмитрия Рогозина, который попал под санкции правительства США в 2014 году, а затем предложил НАСА использовать батут, чтобы добраться до космоса.)

С этим запуском, даже если он был заказан НАСА, эта частная компания SpaceX  обнулила Роскосмос вообще. Они показала Роскосмосу, кто есть кто. Все помнят высказывания Рогозина о батутах и тому подобном, поэтому на самом деле это не просто ревность, это постоянная головная боль Роскосмоса. Во-первых, поздравительное послание было запоздалым. Во-вторых, у нас два поздравления, один твит на английском языке, а второй с  совершенно другим текстом на русском. Так что, конечно, это признак ревности, это реакция безнадёжно отставшего лидеру, поэтому действительно странно, что они (Роскосмос) вообще отреагировали. Надо ещё вспомнить, что Роскосмос до последнего фактически  не давал добро на стыковку. Они выдвигали целый ряд опасений, технически они может быть, были даже обоснованы, но мы видели, что стыковка была просто блестящей. Так что, да, это реакция отстающего.

Позже Лукашевича спросили, как космический корабль Dragon сравнивают с российским «Союзом», который перевозил на станцию всех космонавтов с 2011 года.

Смотрите, если сравнивать корабли на технологическом уровне, то наш Союз в принципе не в состоянии конкурировать с SpaceX Crew Dragon. Потому что наш Союз идеологически создавался в 1960-е годы Сергеем Павловичем Королевым. Претерпев немало модификаций, он летает и по сей день, он надежный, отлаженный. Но это безнадёжно устаревший корабль в принципе. Даже когда китайцы построили свой корабль» Небесная ладья” (Шэньчжоу)—красивое название—на базе нашего «Союза», они кардинально переделали. Во-первых, [китайский корабль] он  больше. Во-вторых, бытовой отсек у китайцев  — это совершенно самостоятельный аппарат, который может отделиться и летать ещё месяцы. А спускаемый аппарат, хотя он и имеет очертания наши, но он больше, потому что в нашем безнадёжно тесно, и так далее.

Илон Маск сделал корабль будущего. Это семиместный корабль. Это многоразовый корабль. Это новая технология. Соответственно, он бьет «Союз» по всем параметрам, по всем техническим показателям. Ему нужно только доказать свою пригодность для пилотируемых космических запусков, и тогда в июле он совершит свой первый пилотируемый полет. Маск не просто забирает у Роскосмоса… перевозку иностранных астронавтов [на «Союзе»] на МКС . Каждый год мы (Россия) получали около 400 миллионов долларов, и сейчас это закончится. Мы будем вынуждены из-за этого, скорее всего, возить туристов, но Маск сможет предложить туристам и более низкие цены, и у него есть корабль на семь мест. Так о чем мы вообще говорим?

Наконец, Лукашевич коснулся того, что Россия должна сейчас заполнить эту большую бюджетную дыру.

Я хочу сказать ещё такую интересную вещь—с этой точки зрения это хорошо, потому что мы занимались извозом, мы получали халявные 400 миллионов долларов в год примерно по 90 миллионов долларов за место для каждого иностранного космонавта. Это превышает стоимость ракеты, корабля, запуска. Это означает, что пока у нас на борту был хотя бы один иностранный космонавт, мы запускали бесплатно. Для нас это была не просто халява—это наркотик. Это позволяло нам абсолютно ничего не делать и все равно получать деньги. И сейчас этого наркотика не станет, и мы будем вынуждены что-то делать. Либо уйти вообще в историю вместе со всеми нашими космическими достижениями, такими как Португалия, с ее открытием Америки и путешествиями Магеллана и так далее, либо всерьёз что-то делать.

Мы сходим с этой иглы: если наша экономика сидит на нефтегазовой игле [имея в виду первичную экономическую зависимость России от экспорта нефти и газа], то наша космическая программа тоже “села на иглу” и стала зависимой от этих американских денег. Поэтому сейчас мы должны продемонстрировать, что мы есть на самом деле. Действительно ли мы достойны славы Гагарина?»

Конечно, это не то, что можно ожидать от России слишком часто по поводу ее почтенной космической программы, но такого рода критика не уникальна. Бывший космонавт Валерий Рюмин недавно заявил, что руководители Роскосмоса «больше дымят, чем делают что-либо существенное».»И еще один космический редактор сказал, что российская космическая программа находится на пороге вступления в темные века.

В конце интервью Лукашевич задаёт хороший вопрос. До сих пор Россия либо обвиняла других в своих проблемах в космосе, либо упускала их из виду. Собирается ли Россия решать свои проблемы или же она будет продолжать бушевать и полностью растрачивать свое замечательное шестидесятилетнее наследие первопроходцев в области космических полетов?

(arstechnica.com)

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.