космос

Долгая дорога на Восточный: SpaseNews на новейшем российском космодроме

Строительство новейшего российского космодрома Восточный было неизбежно с момента распада Советского Союза в 1991 году.

Приложив значительные силы к развитию космонавтики, Россия неожиданно оказалась без крупного космодрома на своей территории. Новый независимый Казахстан стал владельцем космодрома Байконур, и с тех пор Россия вынуждена арендовать его. Но доступ к космодрому зависит от политических отношений с Казахстаном — и в последние годы экологические активисты протестовали против использования Байконура.

Другими словами: если бы не распад Советского Союза, вряд ли Россия когда-либо построила бы Восточный. Байконур по-прежнему является основным центром российской космической деятельности, и он находится дальше к югу — что делает его лучшим местом запуска для большинства космических миссий. Экономические проблемы в России и смещение приоритетов российской космической программы замедлили темпы перехода России с Байконура на Восточный. Это в некотором смысле космодром без миссии.

A monument to Russia’s new Angara A5 rocket stands at the entrance to Vostochny. A sign below reads “Here begins the path to the stars.” Credit: Matthew Bodner for SpaceNews

У входа на Восточный стоит макет новой российской ракеты «Ангара-А5». Ниже табличка гласит: “Здесь начинается путь к звездам.” Фото: Мэтью Боднер для SpaceNews

Но Россия продолжает осуществлять проект, в основном по политическим причинам. Помимо российского моста, стоимостью 4 миллиарда долларов, соединяющего материковую часть России с Крымским полуостровом, президент Владимир Путин не руководил более крупным, политически и экономически значимым инфраструктурным проектом, чем космодром, стоимостью 150 миллиардов рублей (2,24 миллиарда долларов).

Российское космическое агентство» Роскосмос» в последние годы болезненно относится к космодрому Восточный. Предназначенный быть знаковым символом российской модернизации при путинском режиме, Восточный вместо этого погряз в скандалах, неудачах и задержках. Перерасход средств и миллионы долларов, потерянные из-за бесконечного потока коррупционных скандалов, привели к беспрецедентным проверкам в Роскосмосе.

С начала строительства в 2007 году объект был закрыт для западных журналистов. Но 24 декабря — в канун Рождества — Роскосмос предоставил SpaceNews доступ к космодрому в рамках показательного, хотя и строго ограниченного и контролируемого пресс-тура. Тур был организован и организован АО «Главкосмос Пусковые Услуги» — новым дочерним предприятием Роскосмоса, созданным для реализации и эксплуатации коммерческих пусков ракет «Союз-2» с космодрома Восточный и других российских стартовых площадок.

Контакт с персоналом космодрома также тщательно срежиссирован. А во время второго визита на объект, чтобы наблюдать четвертый запуск ракеты «Союз-2» с Восточного 27 декабря, за репортером SpaceNews велась самая откровенная, за пределами Пхеньяна, слежка. Было неясно, был ли этот человек просто патриотом, встревоженным присутствием американского репортера, или представителем региональных служб безопасности, отрабатывающим зарплату.

Несмотря на эти ограничения в отношении журналистов, Восточный оказался функционирующим, эффективно управляемым космодромом. И его строительство вдохнуло жизнь в один из самых отдаленных и слаборазвитых регионов России — Амурскую область, вселив в жителей гордость и надежду на захватывающие экономические возможности, поскольку Москва работает над превращением региона в российский космический и промышленный центр.

The key feature that distinguishes Vostochny's Soyuz launch complex from the older Soyuz facilities at Baikonur is a mobile service tower. Credit: Matthew Bodner for SpaceNews

Ключевая особенность, отличающая стартовый комплекс «Союза» на Восточном от старых объектов «Союза» на Байконуре, — мобильная башня обслуживания. Фото: Мэтью Боднер для SpaceNews

“Здесь начинается путь к звездам», — гласит надпись у входа на космодром, расположенная под макетом новой российской ракеты «Ангара».

Космодром в поисках миссии
До Восточного не просто добраться. Как и для большинства космических объектов по всему миру, два основных фактора определяли место, где будет заложен объект: близость к экватору и расстояние от населенных пунктов. Здесь раньше располагалась база межконтинентальных баллистических ракет, что сделало некоторую базовую инфраструктуру полезной для космодрома,например —  железнодорожные ветки от основных магистралей. Но это все еще объект в поисках миссии.

Хотя космодром охватывает около 700 квадратных километров российской тайги, большая его часть остается неиспользуемой недвижимостью. В настоящее время Восточный располагает только стартовым комплексом для ракеты «Союз-2», а прогресс на площадках для того, что когда-то предлагалось как будущее российской космической программы — семейства ракет «Ангара» — замедлился. Сообщается, что строительство ведется, но завершение планируется не ранее середины 2020-х годов.

Будущее самой «Ангары», порой кажется под вопросом. Хотя она совершила два успешных испытательных полета, серийное производство «Ангары» также было отложено на 2020-е годы. Тем временем Российские космические чиновники обратились к новому проекту как маяку надежды на будущее России в космосе — «Союзу-5». Эта новая ракета, которая все еще находится в разработке, узурпировала роль «Ангары» в качестве флагмана российской пилотируемой космической программы в будущем.

Но стартовый комплекс «Союза-2» работает и некоторое время будет сердцем Восточного. И эти объекты значительно современнее, чем на Байконуре, что отражает большой опыт России в проектировании космодромов. Значительная часть комплекса представляет собой эволюцию объекта, построенного Россией на космодроме ЕКА во Французской Гвиане. Эксплуатационное ноу-хау с Байконура сливается с опытом проектирования из Французской Гвианы на Восточном.

Весь процесс сборки и запуска ракеты на «Восточном» хорошо отлажен. Ракеты-носители доставляются по железной дороге из Самары, на другом конце страны, по частям непосредственно в здание монтажно-испытательного корпуса ракет-носителей. Разгонные блоки и полезные нагрузки транспортируются по воздуху. Ракета-носитель собирается 50-тонными кранами на одной стороне объекта, а разгонный блок и полезная нагрузка готовятся на другой.

Процесс вывоза ракеты «Союз» из сборочного цеха на стартовый комплекс занимает около часа, окончательные проверки — около двух суток. Фото: Мэтью Боднер для SpaceNews

Оттуда верхняя ступень и полезная нагрузка перемещаются по туннелю, соединяющему обе стороны, в другое здание — где собирается и сопрягается с верхней ступенью ракета-носитель «Союз». Эта сторона монтажно-испытательного корпуса массивная, 90 метров в длину и 48 метров в ширину. Его высота также составила около 48 метров. Это огромное пространство, и требуется время, чтобы сориентироваться и найти 52-метровую ракету Союз, войдя в яркий сборочный зал.

Камеры, возможно, те же, что установлены генеральным директором Роскосмоса Дмитрием Рогозиным для поиска “бездельников” из своего офиса в Москве, стоят вдоль стен зала сборки.

Около 1800 человек работают каждую смену в монтажно-испытательном корпусе, сообщил заместитель директора Восточного представительства РКЦ Прогресс Алексей Гуляев. Примерно в 5 километрах от стартовой площадки находится еще 200 человек. Для обеспечения запусков, по словам Гуляева, с главного стартового комплекса России – построенного в советское время космодрома Байконур в Казахстане — самого загруженного в мире космодрома-прилетело около 1000 человек.

Опыт, который сотрудники Байконура приносят на Восточный, проявляется, когда ракету «Союз» выкатывают на стартовую площадку, а потом быстро устанавливают. Во время программ Apollo и Space Shuttle НАСА требовалось несколько дней, чтобы переместить свои ракеты из сборочного здания на площадку. Роскосмос делает это примерно за час или два. Большая часть процесса происходит так же, как на Байконуре, пояснил Гуляев на брифинге в Благовещенске.

Выкатывание начинается с неименной процессии людей, одетых в парки мимо оцепления, которое разделяет помещение надвое. Все они собираются аккуратным строем по коридору рядом с ракетой «Союз», когда распахиваются массивные двери ангара и заводится тепловоз с эмблемой «Роскосмоса». В заключительном акте церемонии  Государственная комиссия стоит перед толпой и дает  знак, что ракета может быть доставлена по железной дороге на площадку.

Около десятка человек идут рядом с ракетой, когда она направляется к стартовому комплексу. Пожарная машина и несколько микроавтобусов и внедорожников едут рядом.

After the Soyuz is propped up onto the pad, the mobile service tower is moved into position over the rocket, giving engineers easy access for pre-launch checks. Credit: GK Launch Services

После того, как «Союз» устанавливается на площадке, мобильная башня обслуживания перемещается в положение над ракетой, давая инженерам легкий доступ для проверок перед запуском. Фото: «Главкосмос Пусковые Услуги»

Хотя большая часть этого процесса смоделирована на основе 60-летнего опыта России в эксплуатации космодрома Байконур, именно на стартовом комплексе этот процесс начинает отличаться. На стартовой площадке нет встроенной, когтистой фермы обслуживания, подобной той, что все видели на Байконуре. Здесь, после подъема на площадку ракета обслуживается 1600-тонной мобильной башней обслуживания, которая выкатывается над площадкой и ракетой и закрывается для её защиты.

Долгая дорога на Восточный
Негативные отзывы в прессе — это слишком мягкое название того обращения, которое «Восточный» получил от независимых российских СМИ. В расследовании 2015 года, проведённом новостным каналом РБК, который углубился в то, как Восточный стал “самым дорогим космодромом в мире”, было подробно описано, что проект был “хаотичным и необдуманным с самого начала.” В проекте приняли участие три директора Роскосмоса, несколько руководителей проекта и десятки менеджеров среднего звена.

С начала реализации проекта в 2007 году было потрачено более 150 млрд рублей. В декабре Генпрокуратура России сообщила, что с 2014 года было похищено или утеряно 10 млрд рублей, задокументировано 17 тыс. нарушений законодательства, возбуждено 140 уголовных дел, по которым осуждены 50 человек. Двадцать семь человек были осуждены в 2018 году, сообщил 20 декабря пресс-секретарь Генпрокуратуры в российском интернет-издании.

В едва ли не самом вопиющем коррупционном акте на «Восточном» старший строительный менеджер сбежал с площадки с 4 миллионами рублей авансового платежа за работы, которые его компания даже не начинала. Полиция объявила его в международный розыск, сообщают местные СМИ, что позволило властям соседней Беларуси преследовать подозреваемого в Минске за рулем седана Mercedes, украшенного бриллиантами Swarovski на сумму 300 тысяч долларов.

Эти скандалы продолжаются и по сей день. В начале января в московском аэропорту Шереметьево был задержан руководитель работающего на космодроме телекоммуникационного подрядчика, который пытался вылететь во Вьетнам. Подрядчика обвиняют в хищении почти 26 млн рублей ($387 тыс.) из проекта. Но в постоянной шумихе вокруг скандалов и коррупции, теряется социально — экономическое воздействие проекта на один из самых отдалённых и слаборазвитых регионов России.

В Москве чиновники от Путина и далее неоднократно предупреждали, что проект «Восточный» имеет решающее значение для национальной безопасности и будет подвергаться более жесткому контролю, чем большинство российских строительных проектов. В столице проект, как правило, обсуждается в контексте скандалов и часто является предметом шуток. Но в Амурской области проект вдохнул жизнь и надежду на экономические возможности.

В Циолковском — старом военном городке, где размещались семьи сотрудников местной межконтинентальной ракетной базы, на которой был построен Восточный, — ветхие многоквартирные дома, подобные LEGO, быстро обновляются современными интерьерами, чтобы разместить инженеров и ученых, которые все чаще называют город домом, поскольку работы на Восточном расширяются. В городе мало что можно предложить, кроме музея космонавтики и нескольких кафе.

Экскурсовод, во время спешной, но хорошо отрепетированной экскурсии по музею, лирично рассказывала о влиянии космодрома на жизнь в ее городе. И она точно знала, кого благодарить: Путина. На самом деле в местном музее есть целая экспозиция, посвященная Путину и его работе на космодроме. У Рогозина есть подобная экспозиция, посвященная ему. Когда позже к нему обратились за разъяснениями по этим пунктам, гид отказался встречался с журналистом SpaceNews.

В Циолковском делать особо нечего. Жители, как правило, посвящают время различным хобби, такими как охота, рыбалка или как в случае с Гуляевым — сборке моделей. “Нет никаких сложностей с покупкой модельных наборов в Циолковском. Их целесообразно доставлять почтой.” В городе нет кинотеатра, но есть несколько кафе, — сказал он.

Несмотря на все разговоры об открытости и явно монументальные усилия тех элементов российской космической промышленности, которые заинтересованы в привлечении иностранного бизнеса, над космодромом и его жителями довлеет паранойя советского образца.

Но менее экстремальная ситуация сложилась в областной столице — Благовещенске, где притяжение Восточного тоже начинает давать о себе знать. Хотя почти каждый местный житель, к которому обращался корреспондент SpaceNews для этой истории, отказался от комментариев, из неформального разговора стало ясно, что проект стал единственным источником надежды на лучшую работу и экономические возможности в регионе.

Благовещенск был одним из ключевых бенефициаров проекта. Поставленный на Амуре, на Дальнем Востоке, Благовещенск исторически служил не более чем заявлением Пекину о том, что суверенитет Москвы начинается на северных берегах реки. Но это всё устарело в современную эпоху, когда влияние Китая сильно ощущается на этом форпосте России за 8000 км от Москвы.

Благовещенск небольшой и не особо богатый город. Он может похвастаться населением около 200 000 человек и во многом по-прежнему напоминает Россию 1990-х годов — полуразрушенную и в поисках цели. И там, где есть деньги, они идут из-за реки. Стоя на северном берегу замерзшего Амура, россияне могут увидеть широко раскинувшийся вдоль границы китайский город Хэйхэ, манящий их современными высотками и яркими, мигающими неоновыми вывесками.

Но в последние годы космодром Восточный взошёл как новая звезда, чтобы вести за собой благовещенцев. В краеведческом музее столетия на границе с Китаем были отброшены в сторону новой идентичностью: космический город России. Экспозиция музея начинается с Путина и его проекта космодрома. Фрагмент метеорита, который упал в Амурской области давным-давно, представлен как ещё  одна связь с космосом.

Нигде эта новая идентичность не ощущается сильнее, чем в Амурском государственном университете. В рамках проекта «Восточный» власти Москвы направляют ресурсы в Амурский государственный университет на создание нового космического факультета, который уже начинает подталкивать студентов к прохождению программ обучения и стажировок для развития кадров космодрома нового поколения. И здесь слияние границ региона, обращенных к Китаю, переплетается с его новыми, более высокими устремлениями.

Везде на  космическом факультете и университете в целом вывески написаны на русском и китайском языках. Студенты по обмену из-за реки стекаются сюда толпами, а российские студенты участвуют в бесчисленных научных и инженерных проектах с китайскими. Это очень четкое отражение растущих разговоров российского руководства о том, что будущее страны в космосе лежит не в сотрудничестве с НАСА и Западом, а в восходящей китайской космической программе.

Действительно, в залах Амурского госуниверситета богатая история американо-российского космического соперничества и сотрудничества уже отодвинута на второй план в  залы, отведенные под музеи космической истории. Кое-что для студентов, чтобы обдумать и поразмыслить, когда они планируют презентации для своего следующего студенческого научного конгресса со своими китайскими сверстниками. Оказавшись между притяжением Восточного и Китая, эти студенты открыли для себя надежду на будущие возможности в космосе.

Илья Олейник, студент Благовещенского университета, рассказал SpaceNews, что считает это будущее ключом к выживанию человечества и что космодром и образовательные программы Амурского государственного университета дали ему шанс стать частью этого будущего. Он рассчитывает строить спутники, и продемонстрировал проект, который он надеется завершить в 2021 году.

“Амурка стала более активным регионом,” сказал Олейник. “до строительства космодрома здесь на самом деле ничего не происходило. Сейчас региону уделяется больше внимания, он более активно развивается.”

Matthew Bodner

(spacenews.com)

фото: Matthew Bodner for SpaceNews

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.