военная авиация

Чем хорош F-35

Опубликовано

Интервью с бывшим офицером ВВС Израиля, редактором издания «Исраэль ха-Йом» Аароном Лапидотом.
— Господин Лапидот, здравствуйте!

— Здравствуйте!

— Военно-воздушные силы рады поступлению на вооружение самолетов F-35. Нам говорят, что теперь Израиль стал гораздо сильнее. В чем преимущество этих машин по сравнению, скажем, с F-15 или F-16?

— F-35 – это представитель пятого поколения, один из самых передовых боевых самолетов. Он обладает способностями, которых все остальные самолёты лишены. Речь идет не только о ВВС Израиля, но и обо всем Ближневосточном регионе, да и обо всём мире – за исключением тех стран, у которых есть F-35. Прежде всего, это самолет-невидимка, его не засекают радиолокационные установки. Разумеется, это качество проявляется не во всех режимах полетах, но в большинстве случаев радары его просто не видят. Это позволяет ему внезапно появляться в любом районе и выполнять задания в то время, пока противник даже не догадывается об авиарейде. Вторая отличительная сторона F-35 дает ему преимущество перед любым известным нам типом боевой машины. По сути – это летающий оперативный штаб, и с его борта можно руководить крупными силами, координировать их действия. Пилот получает информацию в режиме реального времени, и на основании полученных данных определяет, какие миссии будут выполнять его партнеры в воздухе и на земле. Один-единственный F-35может направлять комбинированную атаку с участием разных родов войск. Это открывает уникальные возможности и дает нашим ВВС уже не техническое, а стратегическое преимущество.

— Мы с вами говорим об исключительных качествах F-35. Но эти самолеты прибыли в Израиль с опозданием на шесть часов. Выходит, что ненастная погода и туман для них серьезное препятствие? Что-то тут не так…

— Многие думают, будто время прибытия зависит от самолета. Это не так. Проблема была не в F-35, они могли вылететь в назначенный час. Но летели они с аэродрома, расположенного в Италии, где действуют очень строгие ограничения на полеты в сложных метеорологических условиях. Там низкая облачность и туман – основание для полного запрета на вылет. А поскольку два наших «Адира» находились на гражданском аэродроме, то их экипажи должны были подчиниться требованиям итальянцев и ждать, пока рассеется туман. Тем более что самолеты пока не оснащены противотуманными прожекторами. Если бы они должны были вылететь с военной базы или с территории другого государства, где ограничения не такие строгие – то они прибыли бы к нам в точном соответствии с графиком. Было бы величайшей ошибкой думать, будто самолет в чем-то виноват. Никакой проблемы с погодой у F-35 не было!

— Понятно. Я знаю, что хотя эти самолеты американского производства, многие их детали сделаны в Израиле. Один F-35 стоит сто миллионов долларов. Но это не значит, что нашему государству приходится выплачивать всю эту сумму из собственного кармана? Как это работает?

— Прежде всего, мы получаем эти самолеты в счет военной помощи, которую Соединенные Штаты предоставляют Израилю. Каждый год мы получаем два, даже два с половиной миллиарда долларов, и из этой суммы вычитается стоимость F-35. Таким образом, нашему налогоплательщику не приходится платить за новую авиационную технику. Во-вторых, в комплект F-35 действительно входит немало израильских деталей. Самая примечательная из них – это «умный шлем» пилота, не имеющий равных в мире. Этот шлем, который стоит многие тысячи долларов, адаптируют к индивидуальным особенностям каждого пилота. Его нельзя просто взять с полки и надеть — без подготовки. Нет, этот шлем отливают из синтетической массы, предварительно сняв мерку с головы летчика. Конкретного лётчика! И такими шлемами, разработанными в Израиле, комплектуют все F-35– а не только те, которые поступают в наши ВВС. Кроме того, израильский концерн IAI получил заказ на производство восьмисот несущих плоскостей для F-35. А поскольку на вооружение ВВС Израиля поступят не восемьсот самолетов, а гораздо меньше, то израильские крылья будут служить и в США, и в других странах, которые приобретут F-35. И в-четвёртых, эти машины будут оснащать системами израильского производства, разработанными специально для нужд наших ВВС, и установка этих систем будет происходить уже здесь – после проведения серии испытательных полетов, которые начались на этой неделе. Ну, а данные об этих системах по понятным причинам предпочитают держать в секрете.

— В ближайшие годы на вооружение израильских военно-воздушных сил должны поступить пятьдесят таких самолетов. Означает ли это, что сухопутные силы постепенно утрачивают решающее значение, то есть продолжается процесс, ставший заметным в ходе операции «Несокрушимая скала», а раньше — во время Второй Ливанской войны?

— Нет, нет! Ничего подобного! Есть воздушная война, но вместе с тем есть задачи, решить которые можно только на земле, используя сухопутные силы. Один род войск не может заменить все остальные. И самолет – не замена солдату-пехотинцу или танкисту, точно так же как солдат не может заменить самолет. У каждого – своя задача, которую необходимо выполнять. Да, сегодня на ВВС возложено выполнение очень многих миссий, не в последнюю очередь потому, что есть самолёты-беспилотники, позволяющие снизить риск для жизни бойцов. Но самолеты, по крайней мере в наше время, не заменят солдата, сражающего на земле. И если мы хотим поднять на флаг над захваченным укреплённым пунктом противника, то делать это будет пехотинец, а не летчик.

(9tv.co.il)

Share