космос

Астронавт НАСА и два космонавта стартуют к космической станции

Опубликовано

Работая в условиях ограничений из-за распространения коронавируса, инженеры подготовили космический корабль «Союз» к запуску в четверг, чтобы переправить на Международную космическую станцию двух российских космонавтов и ставшего астронавтом спецназовца ВМС США Криса Кэссиди.

Старт с космодрома Байконур в Казахстане запланирован на 4:05:06 утра по восточному времени (11:05 мск). Это будет первый пилотируемый полет модернизированной ракеты-носителя «Союз 2.1 а» после серии успешных непилотируемых пусков.

Обычно экипаж провожают в полёт члены семьи и друзья, но на этот раз, из-за введённых ограничений на поездки, предназначенных для замедления распространения коронавируса COVID-19, на обширном космодроме не будет никого, чтобы подбодрить экипаж.

“Как члены экипажа «Союза», мы можем пригласить 15 гостей, включая супругу и детей и все такое», — сказал Кэссиди в интервью CBS News. “И вот, никто из этих людей не придет. Там ограничения со стороны России, а также со стороны НАСА.

«Очень здорово бывало обычно (в день запуска), когда мы выходим из отеля, где мы останавливаемся на целых две недели, и там играет музыка, и там толпы людей выстраиваются вдоль дорожки, когда мы идем от отеля к автобусам. И это очень, очень мотивирует. Это очень волнующе.”

— На этот раз все будет совершенно спокойно, — сказала Кэссиди. “Там никого не будет. Мы просто уйдем отсюда. Может быть, мы еще включим музыку и сами подбодрим всех троих, но кто знает?”

Чтобы достичь космической станции, запуск «Союза» приурочен к моменту, когда вращение Земли переводит стартовую площадку в плоскость орбиты МКС. В четверг ожидается, что станция пролетит прямо над космодромом за несколько минут до старта, продвинувшись почти на 600 миль вперед к тому времени, когда экипаж начнет свой подъем на орбиту.

Если все пойдет хорошо, то Кэссиди, командир корабля «Союз МС-16/62С» Анатолий Иванишин и второй пилот Иван Вагнер через шесть часов после взлета состыкуются с модулем станции «Поиск», где их встретят командир 62-й экспедиции Олег Скрипочка и астронавты НАСА Джессика Меир и Дрю Морган.


Источник: Роскосмос

Всего через восемь дней после стыковки Скрипочка, Меир и Морган планируют вернуться на Землю на борту космического корабля «Союз МС-15/61С», приземлившись в степи Казахстана близ города Джезказган около 1: 17 утра по восточному времени 17 апреля.

Кэссиди, который будет командиром экипажа 63-й экспедиции из трех человек, будет единственным американцем на борту станции до тех пор, пока экипаж космического корабля SpaceX Crew Dragon наконец не взлетит в конце мая или около того. Этот долгожданный полет станет первым пилотируемым запуском с американской земли с тех пор, как космический челнок был выведен из эксплуатации в 2011 году.

На борту Crew Dragon будут находиться астронавты НАСА Дуглас Херли и Роберт Бенкен. Несмотря на то, что они были подготовлены к испытательному полету, оба получили дополнительную подготовку для проведения экспериментов на станции.

Но коммерческая пилотируемая программа НАСА, уже работающая с отставанием на два года от графика, неоднократно задерживалась из-за нехватки финансирования и технических проблем, и нынешний запуск в конце мая далеко не гарантирован.

Поскольку космический центр Кеннеди закрыт для всех, кроме самого необходимого персонала, чтобы свести к минимуму возможное воздействие коронавируса, НАСА и SpaceX должны пройти через ряд дистанционно проводимых проверок, чтобы проверить готовность космического аппарата, астронавтов и наземных систем для поддержки запуска.

SpaceX не подчиняется тем же правилам работы, что и государственные служащие НАСА, и пока неизвестно, какое влияние коронавирус может оказать на график подготовки, но компания настойчиво продвигается вперед к запуску. На прошлой неделе Херли и Бенкен приняли участие в тренировке на стартовой площадке 39А.

Менеджеры НАСА ожидали, что к этому времени уже будут запускать астронавтов на борту коммерческих кораблей SpaceX и Boeing, положив конец зависимости агентства от «Союза». Не менее важно и то, что новые пилотируемые корабли необходимы для обеспечения присутствия трех-четырех спонсируемых США астронавтов на борту станции в любое время для проведения полного цикла научных исследований.

Предвидя появление американских пилотируемых коммерческих кораблей с экипажем, Россия свернула производство своего трехместного корабля «Союз», и в этом году будут запущены только два: корабль «Союз МС-16/62С» в четверг и второй — 14 октября.

НАСА в настоящее время имеет только одно место в «Союзе» по контракту с Роскосмосом — это Кэссиди. Агентство ведет переговоры о месте на борту запускаемого в октябре «Союза» и, возможно, о втором месте следующей весной, но никаких контрактов пока не подписано.

Неопределенность относительно графика коммерческих пилотируемых полётов побудила НАСА в прошлом году поставить Кэссиди в экипаж корабля «Союз МС-16/62С» вместо японского астронавта Акихико Хосидэ. Ветеран космонавтики, Хосидэ должен был стать командиром космической станции во время летних Олимпийских игр в Токио, что было престижным назначением для японского космического агентства JAXA.


Астронавт НАСА Крис Кэссиди играет в шахматы в помещении экипажа гостиницы «Космонавт» на космодроме Байконур в Казахстане. Источник: Андрей Шелепин/Центр Подготовки Космонавтов Имени Гагарина.

Но по крайней мере один американский астронавт должен постоянно находиться на борту космической станции, чтобы управлять и обслуживать системы НАСА. Учитывая задержки в коммерческой пилотируемой программе, НАСА поместило Кэссиди в экипаж «Союза» вместо Хосидэ, в качестве меры предосторожности, чтобы обеспечить присутствие США на станции в случае дополнительных задержек коммерческого корабля.

— К счастью, мы хорошие друзья, — сказал Кэссиди о Хосидэ. “Он настоящий профессионал. Любой астронавт хочет полететь, и я уверен, что он ничем не отличается. Но в конечном счете речь шла не о каком-то человеке, а о защите американского присутствия в космосе.”

Том Стаффорд, астронавт эпохи Gemini и Apollo, давно работающий с русскими, участвовал в совместном совещании НАСА и Роскосмоса в декабре прошлого года. Он подытожил консенсус в резких выражениях во время телеконференции Консультативного комитета космической станции 30 марта.

«Совместная комиссия считает, что существует значительный технический риск из-за дальнейшей задержки в расписании американского пилотируемого корабля (U.S. crew vehicle, USCV)”, — сказал он. “Без USCV и без обеспечения дополнительных мест в «Союзе», после 21 октября на МКС не будет американских членов экипажа, то есть до тех пор, пока мы наконец не введем USCV в эксплуатацию и не поднимемся туда.

“Для безопасной работы МКС всегда требовался по крайней мере один американский и российский член экипажа”, — продолжил он. “Без американского экипажа на борту отказ критического американского орбитального сегмента (оборудования) может привести к потере МКС. Крайне важно, чтобы НАСА и Роскосмос нашли способ гарантировать, что хотя бы один должным образом подготовленный американский и российский член экипажа будет постоянно находиться на борту МКС.”

В то время как менеджеры НАСА полагают, что коммерческие пилотируемые корабли будут летать в не слишком отдаленном будущем, “обе стороны планируют, что в обозримом будущем на МКС может быть только один (американский) член экипажа, пока не будет доступен USCV”,-сказал Стаффорд.

Кэссиди, выступая перед журналистами в ноябре прошлого года во время тренировки в Космическом центре имени Джонсона, сказал, что его экипаж готов к этой задаче.

«Мы … готовы в оперативном плане, морально готовы, чтобы просто быть втроем на космической станции, что будет изменением в операциях от того, к чему мы привыкли сегодня (с) шестью людьми”, — сказал он.

“Там будет меньше свободных часов экипажа (для науки), потому что вы все еще должны посвятить базовое количество часов в неделю или что-то еще, чтобы поддерживать эту штуку в рабочем состоянии. Так что это будет изменение в философии и том, как мы управляем временем экипажа. Но цель все та же — максимально увеличить количество научных часов и исследований, и мы сделаем все возможное, чтобы это выполнить.”

Состав ближайших экипажей — это лишь одна из проблем, стоящих перед проектировщиками космических миссий. Стаффорд также сообщил Консультативному комитету космической станции, что Роскосмос не будет помещать космонавтов на борт американских коммерческих кораблей до тех пор, пока Boeing и SpaceX не продемонстрируют их надежность.

Давние планы предусматривают запуск по крайней мере одного американского астронавта в каждом полете «Союза» и одного космонавта на борту каждого коммерческого корабля, чтобы убедиться, что по крайней мере один представитель каждой страны постоянно находится на борту станции.

Это было бы крайне важно, если бы болезнь или какая-то другая чрезвычайная ситуация вынудили один из кораблей и его экипаж пораньше вернуться на Землю. Без “смешанных экипажей » такая ситуация могла бы привести к тому, что станция останется без американского или российского члена экипажа.

“Этот обмен обеспечит работу МКС в случае аварии с пилотируемым кораблём или проблемы на орбите, которая потребует от корабля досрочного возвращения на Землю”, — сказал Стаффорд. «Российская сторона отметила, что до согласования плана смешанного экипажа необходимо провести успешные пуски USCV. Роскосмос рассмотрит вопрос об участии после успешных пусков.”

Добавление Кэссиди в состав экипажа корабля «Союз МС-16/62С» было не единственным необычным событием для миссии. Хосидэ, а позже и Кэссиди, первоначально предполагалось лететь с двумя российскими новичками: командиром «Союза» Николаем Тихоновым и бортинженером Андреем Бабкиным.

Но Тихонов недавно получил случайную травму глаза, и оба космонавта были заменены Иванишиным, ветераном космической станции, и Вагнером, новичком.

“Я был подавлен, на самом деле, тем, что мы поменялись местами, потому что два человека, которые были моими товарищами по команде раньше, были моими действительно дорогими друзьями, и я так надеялся провести с ними шесть месяцев на борту космической станции”, — сказал Кэссиди. “А потом услышать, что это был медицинский несчастный случай, стало еще более неприятным. Жизнь драгоценна, я думаю, и просто наслаждаться каждым днем — это то, что заставило меня осознать.”

Что касается Иванишина и Вагнера, то » я знаю Анатолия много лет, и мы обедали друг у друга дома в обеих странах. Так что никаких проблем там нет” — сказал Кэссиди. — Я просто очень переживал за своих двух друзей, которые думали, что они так близки к запуску ракеты, а они не полетят.”

(spaceflightnow.com)

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.