космос

Видна ли Украина из космоса

Опубликовано

Андрей Колесник, советник Председателя Государственного космического агентства Украины, бывший руководитель подразделения агентства по аналитике и прогнозированию космической деятельности, ответил на вопросы о будущем космической отрасли.

— Как Вы оцениваете перспективы обретения Украиной членства в Европейском космическом агентстве? Когда это может произойти? Какие, на Ваш взгляд, перспективы в связи с этим появятся в космической отрасли Украины?

— Вопрос присоединения к Конвенции о создании Европейского космического агентства (ЕКА) находится в повестке дня Украины с 1993 года. Именно тогда были сделаны первые необходимые шаги, такие как:

  • начало переговоров с ЕКА на политическом уровне;
  • прохождение внутренних процедур относительно целесообразности вступления, включая официальный перевод Конвенции ЕКА на украинский язык;
  • проведение оценки необходимых финансовых ресурсов, которые ежегодно обязательно должны выделяться на «накладные расходы» ЕКА кроме целевых взносов на космические программы и проекты, которые будут представлять интерес Украины;
  • определение конкретных программ и проектов, в которых Украина могла бы быть среди участников и т.д., например, в первой половине 90-х рассматривался как в технической, так и в юридической плоскости вопрос о возможности использования ракеты-носителя «Зенит» с космодрома Куру во французской Гвиане, Южная Америка.

Многое изменилось с тех времен. Была потеряна возможность быстрого присоединения, сейчас изменились процедуры в ЕКА в сторону их усложнения. Стратегической ошибкой тогда было избрание другого вектора международного сотрудничества — северо-восточного, который впоследствии, спустя десятилетия, оказался тупиковым.

Учитывая современные геополитические изменения, путь к космической Европе должен стать одним из нынешних приоритетов Украины. И хотя должны выдерживаться четко определенные европейским космическим сообществом многолетние пошаговые процедуры — с другой стороны, вопрос требует, прежде всего, гибкости.

Значительно легче приближаться к этой цели в случае начала осуществления совместных с ЕКА проектов, чтобы было чем подкрепить политический процесс вхождения, тематики хватит, например, Лунная программа. А для этого нужно, как минимум, общественное согласие на соответствующее постоянное бюджетное финансирование.

Современный проектный менеджмент, заранее определенные номенклатура и объемы заказов, прозрачное и своевременное финансирование — то, чего уже давно не хватает украинским научным организациям, профильным конструкторским бюро и производителям ракетно-космической техники — смогут стать повседневным атрибутом в случае пошагового сближения с ЕКА и, в перспективе, после присоединения к его Конвенции.

— Как Вы оцениваете перспективу развития сотрудничества с NASA? Что может предложить Украина? Что мешает сотрудничеству Украины с ЕКА и NASA, какие проблемы надо решить Украине для его оживления?

— Мы пережили два этапа налаживания отношений с американским аэрокосмическим агентством — в 90-е и после 2008 года. Особый расцвет состоялся в первый раз, когда Украина получила единственного на сегодня астронавта — Леонида Каденюка. Оба этапа заканчивались обнулением из-за неподобающего поведения украинской стороны. Последний раз это произошло в 2016 году.

Чтобы получить шанс в третий раз, нужны неординарные шаги, прежде всего продемонстрировав кардинальные внутренние изменения в сфере космической деятельности, параллельно выстраивая совершенно другие подходы к взгляду на международные отношения и практическую их реализацию.

Американская сторона, пока, осторожно зондирует ситуацию вокруг космоса на Украине, но не спешит. Понять их можно, они не хотят очередной раз обжечься — в космической сфере это слишком дорого стоит. Нужны годы, чтобы вновь пробились ростки обновленного партнерства.

Украина, как в отношениях с NASA, так и с ЕКА, должна раз и навсегда избавиться от попыток имитации международного сотрудничества — перейти от попрошайничества, надеясь на какой-то субподряд для украинских предприятий ракетно-космической промышленности, на реальное софинансирование совместных усилий в темах исследования и освоения космического пространства, которые сейчас на слуху. Но не ради того, чтобы поставить галочку, а чтобы принести пользу и украинскому обществу, развивая собственную космическую экосистему. Это и есть одна из основных целей новой команды, которая пришла к управлению украинским космосом.

Украине нужно вновь продемонстрировать себя желанным и надежным партнером, и для этого нужно провести надлежащую реформу космической деятельности внутри страны. Понимая, что времени мало, мы стараемся комплексно подойти к проблеме и охватить все аспекты, которые требуют кардинального вмешательства.

Вы представитель «старой» генерации чиновников, работавших в космическом агентстве с самого его основания. Сейчас в агентство пришла новая команда с новыми идеями и подходами. Какие новации, с Вашей точки зрения, наиболее интересные и важные?

— Себя не чувствую динозавром :). Тогда зашли действительно как мастодонты из советской системы, так и достаточно большая группа молодых профильных специалистов с незасоренные мозгами. Принадлежал к последним, подкрепляя уже существующие собственные компетенции получением дополнительных знаний, прежде всего управленческих в аэрокосмической сфере, обычно в то время только зарубежных. И первое конкретное предложение по реформированию ракетно-космической промышленности еще 25 лет назад базировалась на концепции корпоратизации, группировки профильных активов и их эффективного использования по технико-экономическим интересам.

Новые возможности, которые родились с взрывной коммерциализацией мировой космической деятельности, другим взглядом на роль государства в этом процессе — требовали совсем нестандартного подхода к системе государственного управления космической деятельности и на Украине.

Именно новейшее время родило спрос на качественно иной государственный менеджмент и его сущность. Вот почему и появилась в Агентстве новая команда, которая нацелена на реализацию столь необходимых изменений, к которым относятся:

  • охват государственной космической политикой, которая должна быть в первую очередь разработана, и которая должна стать основой для формулирования стратегических целей государства в сфере космической деятельности, устойчивому развитию всех ее сегментов, в которые входят гражданский: научно-технический и коммерческий и военно-безопасный;
  • создание космической экосистемы с многоукладной экономической базой. Речь идет об одном регуляторное поле корпоратизированных в ближайшем будущем государственных и частных компаний, включая вопросы рождения и становления стартапов, а также деятельность инвестиционных (венчурных) фондов и т.д.;
  • государственная поддержка исключительно тех проектов в рамках международных программ, где вклад украинских участников значительно повышает качество и отдачу от их воплощения в пользу как мирового сообщества, так и украинского общества;
  • разработка и внедрение механизмов государственно-частного партнерства в рамках большинства проектов, которые должны составлять основу государственных космических программ.

Этот перечень не является исключительным. А чтобы стать одним из драйверов научно-технологического и экономического развития государства, его реализация требует также слаженного государственного управления космической деятельностью на Украине, ориентированного на достижение результата. Поэтому изменение структуры космического агентства позволит реализовать новые подходы и идеи — это также актуально.

(wing.com.ua)

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.