военная авиация

Военная авиация Украины вышла из пике и плавно набирает высоту

Опубликовано

В течение 2016 года военная авиация быстрыми темпами восстанавливала свой парк, у летчиков увеличивались налеты. Эта тенденция держится и в 2017-м.

26 августа свой профессиональный праздник отметили представители одной из самых романтичных профессий: летчики, авиаинженеры, авиатехники — все те, кто причастен к покорению неба и обеспечению полетов. Военные авиаторы несут круглосуточное дежурство в системе ПВО страны, принимают активное участие в мероприятиях по боевой подготовке Вооруженных Сил Украины и международного военного сотрудничества. О состоянии и перспективах развития военной авиации, а также о нововведениях и акценты в подготовке летчиков — в разговоре с заместителем командующего Воздушных Сил по авиации — начальником авиации Командования Воздушных Сил Вооруженных Сил Украины генерал-майором Андреем Ярецким

 

— Андрей Николаевич, за последние несколько лет расходы бюджета на военную авиацию заметно увеличились. Благодаря этому удалось не только поднять уровень исправности авиатехники, но и значительно нарастить интенсивность подготовки летного состава. Можно ли сегодня утверждать, что процесс стагнации в авиации преодолен?

— Военная авиация всегда была самым технологичным, а значит и самым дорогим родом войск. В довоенный период, конечно, были всплески внимания к ней. Время от времени к летчикам прислушивались, и делались какие-то минимальные необходимые финансовые «инъекции», чтобы предоставить авиации ощущение бодрости. Но не более того: она, как и остальные роды войск, финансировалась по остаточному принципу.

В последние годы уровень финансирования нужд авиации вырос в разы, благодаря чему в 2016 году высокими темпами восстанавливались самолеты, увеличивались налеты у летчиков. Эта тенденция имеет место и в 2017-ом. Однако здесь следует осознавать, что восстановление авиатехники — процесс не одного дня, и вложенные сейчас средства не дадут мгновенного эффекта. Учитывая объем задач, возможности отечественной авиаремонтной сети и другие факторы, до полного «выздоровления» должно пройти определенное время. Это вполне естественная ситуация. Если же обобщенно сравнить нынешнее состояние с, например, началом этого десятилетия, то можно сказать, что авиация уже вышла из пике и начала плавно набирать высоту.

— А где такие сдвиги наиболее заметны?

— Заметны они практически везде. Но прежде всего — в вопросе уровня исправности авиатехники, что является наиболее ресурсоемкой задачей. Только в первом полугодии этого года от авиаремонтных предприятий мы получили более десяти самолетов.

— Это отремонтированные и модернизированные летательные аппараты?

— Они все вернулись в части после выполнения первого, среднего или капитального ремонта. Некоторые из них прошли модернизацию: истребители типа Су-27, Миг-29, самолеты ударной авиации типа Су-25 и учебно-тренировочные Л-39. До конца года планируем получить от авиаремонтных заводов еще столько же летательных аппаратов. По сравнению с 2010-2011 годами по уровню исправности авиапарка мы получим прирост более чем в три раза.

Есть ощутимые сдвиги и в поставках авиакеросина. В 2013 году более-менее приличный налет имело лишь ограниченное количество летчиков из состава сил немедленного или быстрого реагирования. Остальные или вообще не летали, или имели не более чем десять часов годового налета. В этом году, так же как и в двух предыдущих, интенсивность летной работы в авиабригадах существенно возросла. Средний налет в течение 2015-2016 годов приблизился к 50 часам — в 2017-м будет не меньше. За это время сумели подготовить немало летчиков и штурманов первого и второго класса. У нас уже есть несколько авиабригад, где нет ни одного летчика без классной квалификации.

— Это говорит о том, что интенсивно летают все без исключения?

— Кто-то больше, кто-то меньше. Летчики, имеющие большой опыт, летают меньше, для поддержания навыков им уже не нужны многочасовые налеты. Молодые же пилоты, особенно выпускники нескольких последних лет, занимаются интенсивнее. Кстати, всем прошлогодним выпускникам летного факультета ХНУПС давно присвоен третий класс, а некоторые из них вплотную приблизились ко второму.

Особое внимание, конечно, нынешним пятикурсникам. Они, имею в виду «штурмовиков» и «истребителей», продолжают осваивать основной самолет в рамках выпускной летной практики и уже осуществили почти по 100 вылетов и выполнили большую часть запланированного. Будущие выпускники летают на сложный пилотаж днем в сложных метеоусловиях, на боевое применение по воздушным и наземным целям, осуществляют групповые полеты в составе пары на средних и малых высотах, а также тренируются ночью, то есть выполняют программу на третий класс.

— Андрей Николаевич, авиация Воздушных Сил имеет огромный боевой опыт участия в АТО. Какие изменения претерпела летная подготовка и на чем сейчас расставляются акценты?

— С начала года во всех воинских частях тактической и транспортной авиации ввели переработанные курсы боевой подготовки, которые призваны прежде всего оптимизировать процесс летного обучения. Учитывая опыт АТО, несколько изменились тактические приемы. Добавились и новые упражнения, обязательные к выполнению перед присвоением классной квалификации. Например, раньше полеты на предельно малых высотах выполнялись исключительно летчиками, которые полностью освоили программу курса боевой подготовки. Сегодня же такие полеты являются обязательными для всех.

Теперь что касается акцентов в подготовке летного состава. Стараемся больше летать ночью и в сложных метеоусловиях, парами и группами самолетов. Значительно увеличилось количество заданий на разведку противника, боевых применений по наземным целям с простых и сложных видов маневра. Но так же продолжаем готовиться и к встрече с воздушным противником. Перехват для летчиков-истребителей осталось среди приоритетных задач.

— Первая половина 2017 года была для авиации довольно активной в плане участия в мероприятиях боевой подготовки Вооруженных Сил и международного военного сотрудничества. Какими будут следующие полгода?

— За два последних года количество межвидовых мероприятий боевой подготовки с практическим применением авиации и действительно существенно выросла. В предвоенный период подобных учений было 2-3 в год, а сейчас они проводятся ежемесячно. Особенно это касается экипажей военно-транспортной авиации, которые, кстати, на сегодня почти выполнили планы годового налета.

Не менее интенсивно работает и тактическая авиация. Она привлекается практически до всех мероприятий межвидовой подготовки. Даже обучение уровня рота — батальон сейчас не обходятся без поддержки истребителей, штурмовиков или бомбардировщиков. Сухопутный командир должен быть уверенным: если на горизонте появится недосягаемая для его огневых средств цель, то авиация обязательно решит эту проблему. То есть во время таких мероприятий мы работаем в единой системе огневого поражения. Для летчиков это хороший опыт. Но авиация — не только огневая, но и психологическая поддержка. Пехотинец на земле всегда чувствует себя увереннее, когда есть надежное прикрытие с воздуха.

Несколько слов о мероприятиях международного военного сотрудничества. Вскоре определённые экипажи ВТА примут участие в учениях «Репид Трайдент-2017». Авиационный компонент будет представлен нашими Ан-26 и самолетом С-130J Национальной гвардии штата Калифорния (США). Сбрасываем грузы в интересах Сил спецопераций Сухопутных войск. В рамках этих учений планируем обменяться опытом с американцами относительно подготовки и осуществления воздушных перевозок, проведения аеромедицинской эвакуации с использованием самолетов типа С-130. Следовательно, будет интересно.

Беседовал Сергей Клименко

(na.mil.gov.ua)

Share