космос

Политика с позиции силы всегда способствует освоению космоса, и Китай не исключение

Опубликовано

НАСА отвергло это как слишком трудное и дорогостоящее предприятие. На прошлой неделе, после посадки межпланетной станции «Чанъэ-4» на обратной стороне Луны, Китай объявил «миссию выполненной» .

Это замечательное достижение. Поскольку обратная сторона Луны никогда не обращена к Земле, центр управления полетами не может напрямую связаться с космическим аппаратом, а только через орбитальный спутник. Местность более изрезанная и изрытая кратерами, чем видимая сторона, поэтому посадка  намного сложнее. Даже НАСА впечатлилось. «Первое для человечества и впечатляющее достижение!»- написал директор агентства в Твиттере.

Но вместе с восхищением пришло и беспокойство. Китай, позже присоединившийся к космической гонке, теперь начинает угрожать господству Америки и России. Почти каждый отчет о миссии «Чанъэ-4» объявлял ее «пропагандистским успехом» для Китая. Это, безусловно, так и его Пекин будет использовать в полной мере . Но ранее Россия и Америка тоже использовали свои программы освоения космоса в пропагандистских целях.

«Советский Союз представил это как преимущество строя», — сказал президент Кеннеди на совещании по финансированию НАСА в 1962 году. «Так вот почему мы делаем это… все, что мы делаем, должно быть действительно связано с тем, чтобы попасть на Луну раньше русских.”

С самого начала космическая гонка была тесно связана с потребностями холодной войны. В 1957 году Советский Союз запустил спутник, первый сделанный человеком объект, на орбиту Земли. Спустя четыре года Юрий Гагарин стал первым человеком в космосе. Это был, как утверждал Никита Хрущев,-«величайший триумф бессмертных идей Ленина».

Там, где русские ликовали, американцы приходили в отчаяние. The New York Times испугалась, что «нейтральные страны могут поверить, что будущее — за Россией». “Продолжение советского превосходства в космосе, может подорвать престиж США”, — сообщили в Совете национальной безопасности США. Когда стало известно о полёте Гагарина, Кеннеди отправил записку вице-президенту Линдону Б. Джонсону. «Есть ли какая-то … космическая программа, которая обещает драматические результаты, в которых мы могли бы победить?- жалобно вопрошалось в ней.

Ответ, как решили оба, — посадка человека на Луну. В следующем месяце Кеннеди потребовал от Конгресса предоставить средства, чтобы «наша нация взяла на себя обязательство достичь цели высадки человека на Луну до конца этого десятилетия”.

Восемь лет спустя, 21 июля 1969 года, Нил Армстронг и Базз Олдрин стали первыми людьми, ступившими на Луну. Их путешествие, возможно, частично подпитывалось отчаянием времен холодной войны, но это также был необыкновенный триумф знания и воли, акт технологического возвышения.

Как только Америка была удовлетворена тем, что Советский Союз был поставлен на место, исследование космоса стало политически менее важным. Пилотируемые полеты на Луну закончились в 1972 году. НАСА стало обычным правительственным технологическим агентством. По мере того, как Америка понижала свои космические амбиции, китайские устремления взлетали. В 1992 году правительство Китая утвердило программу пилотируемых космических полетов корабля «Шэньчжоу». Одиннадцать лет спустя, Ян Ливэй стал первым китайским астронавтом в космосе.

Америка запретила Китаю участвовать в Международной космической станции (МКС). В 2011 году Китай запустил первый из двух опытных образцов собственной космической станции. К 2020 году планируется запустить основной модуль постоянной космической станции «Тяньхэ». МКС должна быть выведена из эксплуатации к 2028 году; тогда Китай может стать обладателем единственной функционирующей орбитальной станции. К концу этого десятилетия, Пекин намерен стать доминирующей силой в освоении космоса. Будет еще много “пропагандистских успехов».

Опасения по поводу китайских амбиций усилились в связи с изменением контекста космической гонки. В 1960-е годы Америка была готова бросить все ресурсы, необходимые для достижения своих целей в «холодной войне». Сегодня НАСА не уверено в своей цели, а Америка менее привержена его финансированию. Во время холодной войны Америка боялась Советского Союза, но была полна решимости сорвать планы Москвы. Сегодня американские опасения проистекают из беспокойства о том, что становление Китая в качестве доминирующей мировой силы нельзя проконтролировать, как и жестокий деспотизм Пекина. По мере того как либеральная демократия на Западе слабеет, а авторитарный капитализм укореняется на востоке, неуверенность в себе формирует отношение США к Китаю.

Освоение космоса давно подпитывается смесью гуманистических мечтаний, технологических скачков и помпезной политики. Миссия «Чанъэ-4» здесь ничем не отличается. Как будет проходить космическая гонка в течение следующего десятилетия и какую роль Китай будет играть в мировой политике, остается неясным. А пока давайте полюбуемся новыми пейзажами обратной стороны Луны.

(theguardian.com)

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.