космос

Firefly — космическая надежда Украины

Опубликовано

Для человека с большими космическими амбициями, предприниматель Макс Поляков необычайно сосредоточен на Земле. Со-основатель американского стартапа Firefly Aerospace не спешит попасть на Марс. А запуск межзвездной космической станции? Пусть это останется материалом для фантастических фильмов.

«Мы рассматриваем Землю как ресурс, который необходимо сохранить для человечества в первую очередь», — говорит он. “Это наш единственный шанс выжить.»И спутники с практическим применением — конечно же, выведенные на орбиту на ракетах производства Firefly — будут иметь решающее значение для этих усилий, — добавляет он.

Но Земля-не единственное место, которое Поляков надеется спасти. 42-летний уроженец Украины обращается за технической помощью к своей беспокойной родине: начав с научно-исследовательского центра в Днепропетровске, историческом центре ракетостроения, он также надеется сохранить то, что осталось от советского наследия в аэрокосмической отрасли. Это будет нелегко: конец коммунистической сверхдержавы в 1991 году означал крах как государственного финансирования, так и спроса на те виды ракет, которые поддерживали советскую военную конкурентоспособность во время Холодной войны.

Добавьте туда коррупцию и политическую нестабильность, которые преследуют Украину с момента обретения независимости, и все просто не будет прежним. Но интеллектуальное наследие, укорененное в десятилетиях высококачественного научно-технического образования, питает надежду на то, что Украина снова сможет взлететь — на этот раз как независимая страна. “Мы пытаемся успеть на самый последний поезд до его отхода, так сказать, — говорит Поляков.

Быстрый как молния, разговорчивый, с телосложением регбиста и характером коммивояжера, Поляков не новичок в запуске прибыльных проектов. Прежде чем вытащить Firefly из банкротства несколько лет назад через свою инвестиционную фирму Noosphere Ventures, расположенную в Кремниевой долине, он основал и продал множество стартапов в таких областях, как рекламные технологии, онлайн-знакомства и мобильные игры. “Он не вступает в проекты, пока не знает своих сильных и слабых сторон»,-говорит соучредитель и председатель правления «Ноосферы» Михаил Рябоконь.

Недавнее расследование Snopes связало Полякова с сетью «фиктивных сайтов знакомств“, но представитель Noosphere назвал это” манипуляцией», организованной прежними инвесторами Firefly, подавшими в суд на него и соучредителя Тома Маркусика за то, что он якобы довел компанию до банкротства и вынудил их уйти.

Теперь Поляков, веселый отец четверых детей, надеется встряхнуть растущую частную космическую индустрию с помощью Техасского Firefly, предложив надежные и конкурентоспособные по цене системы доставки спутников. Его первое крупное испытание состоится примерно в этом году, когда ракета Альфа грузоподъёмностью 2200 фунтов отправит 26 спутников для различных клиентов, включая университетские исследовательские программы и некоммерческие организации, в рамках своей  миссии  Dedicated Research and Education Accelerator Mission (DREAM). Уже сейчас спрос выглядит устойчивым, а текущий объем заказов достигает 2 миллиардов долларов. На заводе Firefly в Остине, где работает около 250 человек, компания может выпускать ракеты со скоростью восемь в год — и она надеется увеличить это количество до 24 в год, как только построит еще один завод на космическом побережье Флориды.

Launch-Site-20180131095424

Но не менее важно и его присутствие в Юго-Восточном украинском Днепропетровске — промышленном центре, насчитывающим около 1 миллиона человек. Там около 150 экспертов разрабатывают технологию, которая могла бы помочь вывести Firefly на передовые позиции рынка. Это основа того, что, как надеется Поляков, будет постоянно растущим кластером генерирующим ноу-хау, как и в старые времена. Позволяя своим сотрудникам жить и работать “в среде, в которой они родились и выросли”, а не вывозить таланты за границу, он повышает их целеустремленность, добавляет Поляков.

Это часть более широких инвестиций компании в украинский интеллект, которые также отмечены партнерством «Ноосферы» с двумя ведущими университетами — Киевским политехническим институтом и Днепропетровским Национальным университетом. Этот союз направлен на развитие интереса студентов к космосу. “То, что мы делаем на Украине, — это сохранение знаний”, — говорит Поляков.

Инъекция Firefly в Днепропетровск, бывшее бьющееся сердце аэрокосмической промышленности Советского Союза, пришлась как нельзя кстати. Вместе машиностроительный завод «Южмаш» и сопутствующее ему конструкторское бюро «Южное» создали сотни ракет и спутников для советских космических и оборонных программ, придавая отрасли и ее работникам элитный статус. Хотя работа там не была полностью остановлена, комплекс пережил тяжелые времена с момента обретения Украиной независимости — отражение более широких финансовых неудач страны с начала 90-х годов.

Объекты «Южмаша» находятся в плачевном состоянии, а руководство вовремя не расплачивается с персоналом. Тот факт, что он принадлежит государству, как и остальная часть аэрокосмического сектора, наносит ущерб конкуренции и сдерживает других нетерпеливых иностранных инвесторов. “Это обескураживает как их самих, так и наши госкомпании”,-говорит Анастасия Болховитинова, киевский юрист, специализирующийся в аэрокосмической отрасли. Непрекращающаяся война Украины с Россией, некогда ее ключевым партнером и клиентом, особенно плохо сказалась на бизнесе.

Но новый закон ослабляет хватку государства в этом секторе, позволяя частным компаниям и частным лицам заниматься коммерческой аэрокосмической деятельностью с государственными компаниями. Еще до того, как этот закон был принят в январе, Firefly уже активизировал свое партнерство с «Южмашем», подписав в прошлом году контракт на 15 миллионов долларов для завода по производству 100 камер сгорания, в том числе и деталей ракет. Если все стороны правильно разыграют свои карты, то это может стать началом кардинального сотрудничества как для Украины, так и для частного сектора космических перевозок. Сам президент Владимир Зеленский публично подчеркнул важность этого шага.

Но Поляков прекрасно понимает, что в ракетном бизнесе ничего не гарантировано. “Даже если подводная лодка или авианосец потерпят неудачу, вы все равно можете привезти их обратно в порт и посмотреть, что пошло не так”, — говорит он. С другой стороны, ракетостроение — это все или ничего, то есть вы не будете знать, что облажались, пока ваш очень дорогой продукт не взорвется у вас перед носом. Буквально.

Тем не менее, это кажется достойным риска для Полякова — и от этого вполне могут зависеть аэрокосмические мечты Украины.

(ozy.com)

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.