Эксперты России: 30-суточный полет китайских космонавтов — серьезное достижение космонавтики

Москва, 17 ноября (Синьхуа) — Китайские космонавты Цзин Хайпэн и Чэнь Дун завершили сегодня выполнение задач на орбите и покинули модуль «Тяньгун-2», где они работали в течение 30 дней.

Что нового 30-суточный полет космонавтов Китая принес китайской и мировой космонавтике? Насколько важна китайская программа космических экспериментов? Об этом корреспондент информационного агентства Синьхуа беседовал с академиком Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского (РАКЦ) Александром Железняковым и член-корреспондентом РАКЦ Юрием Карашем.

Как отметил А.Железняков, «месячный полет двух китайских космонавтов на борту модуля «Тяньгун-2» — серьезное достижение как китайской, так и мировой космонавтики. Впервые в истории на околоземной орбите одновременно функционировали в пилотируемом режиме два орбитальных комплекса — Международная космическая станция (МКС) и «связка» «Тяньгун-2»- «Шэньчжоу-11″. Такого не было даже в период острого противостояния в космосе двух космических супердержав, СССР и США, когда каждый из соперников стремился как можно быстрее повторить достижения другого. Теперь же, когда Китай уверенно закрепился в ряду ведущих космических держав, это случилось».

По его слоам, интересно, что продолжительности полета в 30 суток Китай добился уже в своем шестом пилотируемом полете. Если вспомнить историю, то и в США, и в СССР такая продолжительность работы на орбите была достигнута только в 24 национальном орбитальном полете.

А.Железняков также отметил, что пилотируемые полеты в космос совершаются не ради самого факта полета. Смысл появляется тогда, когда в ходе полета удается решить и другие задачи, ради которых и затеваются пилотируемые экспедиции в космос.

«Проведение экспериментов, результаты которых будут впоследствии использованы наукой и народным хозяйством, как раз тот эффект, к которому стремились и стремятся все космические державы, отправляющие своих представителей в космос», — заявил А.Железняков.

Так было и на борту «Тяньгун-2», где космонавты Китая выполнили весьма обширную программу космических экспериментов. «Стоит отметить практическую направленность экспериментов. Насколько мне известно, эксперименты по выращиванию растений уже дали определенные плоды для китайского сельского хозяйства. А после возвращения из космоса экипажа «Шэньчжоу-11» стоит ожидать расширения «наземной» части таких экспериментов», констатировал А.Железняков.

Член-корреспондент РАКЦ Юрий Караш, в свою очередь, подчеркнул, что «китайцы — большие молодцы. С помощью космонавтики они решают сразу две важнейшие задачи. С одной стороны, это весьма серьезная стимуляция развития науки и техники. С другой, это поднятие авторитета и международного престижа Китая. Потому что заниматься пилотируемой космической деятельностью, строить околоземный комплекс может только развитая в экономическом и научно-техническом отношении страна».

Ю.Караш также отметил важность международного сотрудничества в сфере освоения космоса. «Я думаю, что в сегодняшних условиях дальнейшее освоение космоса — дело очень затратное даже для такой мощной страны, как Китай. Поэтому международное сотрудничество в этой сфере, безусловно, имеет перспективу», отметил он.

По его словам, вполне вероятно, что российские космонавты будут летать на китайскую станцию. Тем более, что политическая ситуация не способствует сотрудничеству с западными странами в сферах технологий двойного назначения, к которой относится космос.

«То, что в нынешнем космическом полете для Китая на первом плане инженерно-конструкторские и эксплуатационные задачи — тут нет сомнений», сказал член-корреспондент РАКЦ.

Он также объяснил, что научные эксперименты в орбитальном модуле «Тяньгун-2» имеют большое не только научное, но и колоссальное практическое значение. Если говорить о российской космонавтике, то, например, всем россиянам хорошо сегодня известен антисептик Мирамистин. А ведь это изначально была российская разработка для космоса. Конечно, все эти эксперименты стимулируют науку и технику, потом что-то переходит из космоса и для земной жизни. И у китайцев так будет, заметил Ю.Караш.

«Самые перспективные эксперименты в космосе — многофакторные» — Ю.Батурин

Москва, 17 ноября (Синьхуа) — «Эксперименты в космосе должны ставиться и проводиться как многофакторные эксперименты. Именно такие многофакторные эксперименты нужны науке», — заявил в интервью корр. Синьхуа летчик-космонавт России, член-корреспондент Российской академии наук Юрий Батурин.

Космонавт-исследователь Ю.Батурин следит за развитием ситуации в космической лаборатории «Тяньгун-2» («Небесный дворец-2») с момента, как китайские космонавты начали в середине октября выполнение задач на орбите.

Отвечая на вопрос «Какие эксперименты в космосе сегодня являются наиболее перспективными для дальнейшего развития пилотируемой космонавтики?», Ю.Батурин отметил, что более полувека пилотируемых полетов в космос дали ученым неоценимый опыт проведения научных экспериментов на борту космических кораблей и орбитального комплекса «Мир» и МКС. Поскольку на Земле воссоздать условия микрогравитации более чем на несколько секунд, невозможно, поэтому в космическом полете особенно ценятся эксперименты в микрогравитации.

По его словам, требования постановщиков научных экспериментов постоянно растут: они хотят расположить свою научную аппаратуру в зонах станции со все более и более «чистой» микрогравитацией. Поначалу допустимыми считалась микрогравитация до 0,0001 g , потом требования стали усложняться и дифференцироваться. Сейчас уже ученые хотят условий в 0,000001g.

«В космическом полете на изучаемый объект действует множество иных факторов», объяснил Ю.Батурин, «таких как электромагнитные и корпускулярные потоки спокойного Солнца, протонные и оптические вспышки, радиовсплески на Солнце, параметры солнечного ветра, ионосферные и магнитосферные возмущения. В большинстве экспериментов эти факторы считаются второстепенными или экранированными. На самом деле, эксперименты на борту должны ставиться и проводиться как многофакторные эксперименты».

Член-корреспондент РАН отметил, что для дальнейшего развития пилотируемой космонавтики, в первую очередь, необходимы эксперименты в области физико-химических процессов и материалов в условиях космоса (космическая технология и материаловедение, в том числе исследования в области космического материаловедения в условиях микрогравитации); исследование физических условий в космическом пространстве на орбитах, на которых летают сегодня пилотируемые космические корабли (получение данных о радиационных, электромагнитных и других физических условиях на орбитах и их влиянии на безопасность экипажа, космическую аппаратуру и материалы). Все они неминуемо оказываются многофакторными экспериментами.

«Таким образом, самые перспективные эксперименты в космосе — многофакторные», — подчеркнул Ю.Батурин.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.